• Григорий Гапонов

Коллекционер Евгений Петросян.


Однажды в Новосибирске находился с гастролями Евгений Петросян, и у него оказался один свободный день: вечером он должен был уехать в Томск. Мой знакомый попросил меня организовать Евгению Вагановичу индивидуальную экскурсию по Новосибирскому государственному художественному музею. Вечером того же дня в здании музея должен был состояться аукцион нашего аукционного дома GетArt. Я предупредил о нашем визите сотрудников музея, и вот мы уже вместе встречаем Mercedes Петросяна у главного входа.

Конечно, я знал, что Евгений Петросян коллекционирует классическую русскую живопись ХIХ века. Он бывает на всех антикварных салонах, знаком почти со всеми директорами музеев и ведущими дилерами и коллекционерами, так что коллекционирование для него — не пустой звук.

После приветственных слов мы поднялись на второй этаж, откуда начинается постоянная экспозиция художественного музея. Оказалось, что Петросян впервые в нашем музее.

Экскурсия началась с коллекции икон. Евгений Ваганович очень внимательно слушал пояснения экскурсовода и рассматривал экспонаты, задавал вопросы. По его комментариям было видно, что в иконах он тоже неплохо разбирается. Около одной из икон он перекрестился.

Потом мы прошли в зал русской живописи. Я осторожно начал интересоваться у Евгения Вагановича его коллекцией. Конечно, я не ждал больших откровений, ведь не понаслышке знаю о сложном характере коллекционеров. Были случаи, когда лишь после нескольких лет общения мне начинали показывать что-то потаённое, из закромов.

И вот мы остановились у работы Боголюбова.

— Хороший у вас в музее Боголюбов, — сказал Петросян.

— А у вас много Боголюбова? — спросил я.

— Есть немножко… — поскромничал в ответ Петросян. Такая манера свойственна по-настоящему состоятельным людям: не афишировать, преуменьшать значимость и ценность того, чем владеешь.

Мы продолжили обход, и Петросян, глядя на картины художников украинского происхождения, начал рассказывать о своей идее обмена работ украинских художников на русских живописцев. По словам Петросяна, во многие украинские музеи в советское время было передано значительное количество первоклассной живописи русских классиков. Сейчас эти работы убраны из экспозиций в запасники, да и с сохранностью в украинских музеях есть проблемы. Идею обмена он излагал Мединскому. Ещё Петросян предлагает создать частно-государственный фонд по выкупу «русских» работ у украинского государства. Увы, проблема в том, что на Украине не с кем вести переговоры на эту тему.

Мы продолжили экскурсию. Петросяну понравились работы Зинаиды Серебряковой, знаковый портрет Серова. Но больше всего эмоций у него вызвал осенний пейзаж Киселева. Оказалось, что у Петросяна серьёзная коллекция работ этого художника, и он ему очень нравится. Я вспомнил о скандале, когда в 2005 году владельцев галереи «Русская коллекция», супругов Татьяну и Игоря Преображенских, осудили за продажу поддельных работ как раз Александра Киселева. Марат Гельман заявил тогда «Коммерсанту», что, по рассказам антикваров, это дело начали расследовать лишь после того, как фальшивки из этой серии обнаружили в коллекции Владимира Путина.

Следующим залом нашей экскурсии стала экспозиция Рерихов. Здесь Евгений Ваганович показал на работу Николая Рериха и сказал:

— У меня примерно такая же, небольшая. А вообще мы, коллекционеры, знаем, у кого что есть. Ведь всё значимое сосредоточено в коллекциях, на рынке практически ничего не осталось.

Тут оказалось, что наша увлекательная экскурсия продолжается уже два часа. Мы сели передохнуть, и я показал Петросяну каталог нашего предстоящего аукциона. Несмотря на то, что Евгений Ваганович устал, он любезно согласился перейти в другое крыло музея, чтобы осмотреть нашу предаукционную выставку.

Остаётся добавить, что с легкой руки Петросяна аукционная работа, которая ему больше всего понравилась, была продана на аукционе тем же вечером.


Просмотров: 538

© 2017 «Gaponov Art». www.gaponovart.com