• Григорий Гапонов

История одной фотографии. Василий Шукшин.


Автор этой фотографии Новосибирский живописец, троюродный брат Василия Макаровича Шукшина по материнской линии Иван Петрович Попов (1926- 2007). Фотография отпечатана с негатива. С обратной стороны стоит авторская подпись. На фото Василий Шукшин с матерью и племянниками. с. Мошково. Новосибирская область. 7 ноября 1960 года. Эту фотографию мне подарила вдова Ивана Попова, Елена Егоровна. Еще она подарила мне книгу «Дневник художника» это книга воспоминаний Ивана Попова. В одном из рассказов этой книги изложены обстоятельства, при которых сделан этот снимок. Вот этот рассказ.

ПОЕЗДКА НА НОЯБРЬСКИЕ К ЗИНОВЬЕВЫМ

Сейчас думаю, славно вспоминать то время - душа трепе­тала, все выплескивалось, жизнь только начиналась. Конечно, мы приняли это приглашение. Тогда 7 ноября был большой всенародный праздник, народ гулял в свое удовольствие.

До Мошково электричкой - всего полтора часа. Как про­гулка. Как всегда я взял с собой свой фотоаппарат «Зор­кий С», снимки того Васиного приезда я храню до сих пор... Когда мы приехали к Саше с Наташей, там же в гостях была Васина и Наташина мама. Нас оставили втроем: меня, Лену и Марию Сергеевну - стряпать пельмени. Я видел, как Мария Сергеевна слепила несколько «загаданных» пельменей для Васи, то ли муку, то ли что-то еще туда положила. Потом эти пельмени достались нам с Леной, Мария Сергеевна, помню, огорчилась, даже не смогла скрыть досаду. Все другие отнес­лись к этому вполне доброжелательно. По их общему мне­нию это означало нашу с Леной скорую свадьбу.

Вечером этого же дня мы пошли в гости к каким-то зна­комым Натальи. Там тоже было угощение, там Вася играл на гармошке и сам плясал, был очень общительным и весе­лым - словно отдыхал от Москвы.

Вернулись уже запоздно. Поскольку народу было много, -нам, мужикам, постелили в одной комнате на полу. Вася долго донимал Сашу разговорами, все рассуждал на те­му - почему крестьяне наши так плохо живут. В Москве он привык работать ночами, и мы долго не могли его успоко­ить, он все говорил, все спорил...

Саша возражал ему: Наши крестьяне никогда хорошо жить не будут.

Но почему? - Не сдавался Василий и дальше, и даль­ше... по какому уж кругу спорили и спорили. Сейчас вспо­минаю подробности тех споров Саши и Васи, слезы наво­рачиваются - ну почему их нет сейчас!?. За что им такая немилость...

Помню, в тот мой приезд один спор между Сашей и Ва­силием. Саша рассказал, что его уговаривают заменить пер­вого секретаря райкома в Убинском. Зачем, к чему?.. Саша был здесь на своем месте, на очень хорошем счету, люди его уважали... Но Саша был в тот момент на перепутье: идти не идти... Очевидно терзался нахлынувшими на него заботами. А Василий был резко против этого «перемещения». Потом уже из Москвы, он писал мне: «На партийную работу я ему не советовал идти... Он не жестокий сердцем, он все будет принимать на себя и скоро износится». Какая точная оценка ситуации! Уже тогда Саша жаловался на боли в голове, что настораживало. Надо бы было ему тогда побольше обратить на себя внимания. Хотя, он ходил в больницу городскую, где его чуть ли не в симуляции заподозрили, сказали:

- Ничего у вас нет...

Но к этому я еще вернусь, а сейчас о тех праздниках.

Наутро мы хватились, а «горючего» нет. Ничего себе, все выпили! А за окном мы увидели, что выпал снег. Чистый, белый, он ослепительно отражал солнце. Был небольшой морозец.

Саша собрался и пошел на свой ветучасток, который был недалеко от квартиры. Запряг в легкие сани своего люби­мого жеребчика и лихо подкатил к крыльцу. Мы поехали куда-то в соседнюю деревню, «горючее» для нас, мужиков, конечно же, только предлог, главное - прокатиться вот так по первому снежку, женщины же наши остались стряпать пельмени - обычная праздничная суета...

Тем временем мы наслаждались великолепной поездкой. Саша, на облучке, все время оборачивался к нам, что-то го­ворил, еще бы, у него было прекрасное настроение. Деревня, куда мы ехали, видимо, находилась довольно далеко, ехали мы достаточно долго, к тому же Саша не давал жеребчику перейти в мах, сдерживал его, поэтому жеребчик бежал не торопясь. Жеребчик, наверное, тоже застоялся на конюшне, поэтому все пытался ускориться, ему наша поездка была тоже в удовольствие.

Не помню, что-то мы брали в магазине, потом, в предвкуше­нии продолжения праздника, отправились назад. Как раз к на­шему возвращению женщины устроили шикарный стол: и по­мидоры соленые, и огурчики, и капуста, ну и пельмени - Вася их очень любил. На этот раз обошлось без «загадываний».

Вечером нас проводили на станцию, и мы с Леной уехали на электричке в город. Но, провожая, с меня взяли слово, что я обязательно приеду через несколько дней, привезу снимки.

Скажу наперед, несколько из них, еще на трезвую голову, получилось очень удачных, например, Василий на улице с матерью и племянниками, он же утром в комнате с племян­никами на коленях и другие.

А вот Наталья почему-то фотографировалась тогда очень неохотно, ее снимков у меня почти нет.

Попов Иван Петрович. Рассказ из книги «Дневник художника». Попов И.П. П-58 Дневник художника. - Барнаул: Алтайский дом печати, 2011.-208 с.,ил. Книга воспоминаний И.П. Попова - троюродного брата В.М. Шукшина - это своеобразный дневник поколения, хлебнувшего горечи сталинских репрессий, нужды военных лет, безотцовщины... Издание иллюстрировано дневниковыми рисунками Ива­на Петровича и репродукциями его живописных работ.

Попов Иван Петрович (1926- 2007 ). Живописец. Родился 1 октября 1926, посёлок Оклюзень, Старо-Бардинский район, Алтайский край, РСФСР, СССР — умер 6 января 2007, Новосибирск, РФ. Художник, профессор кафедры живописи Новосибирского государственного педагогического университета. Троюродный брат Василия Макаровича Шукшина по материнской линии. В 1942 году Иван Петрович поступил в ремесленное училище, работал токарем по дереву на авиазаводе в Комсомольске-на-Амуре.

С 1946 по 1950 годы учился в Киевской художественной средней школе, в 1956 – факультет живописи Киевского государственного художественного института. Учился у Т.Н. Яблонской, А.А. Шовкуненко. В 1956 году за дипломную работу "Сёстры" был принят кандидатом в члены Союза художников Украинской ССР. В 1956-1959 гг. работал в товариществе «Художник» Сталинского (г. Сталино) отделения Союза художников Украины (ныне г. Донецк, Украина). В 1959 году переехал в Новосибирск, который стал его родным городом. Здесь он состоялся как художник, талантливый педагог.

С 1963 года — член Союза художников СССР. На съёмках фильма "Живёт такой парень" Шукшин пригласил Попова поработать помощником главного художника и оператора. Вместе они искали натуру для съёмок и реквизит. Иван Попов также снялся в этом фильме в эпизодической роли художника.

Незадолго до смерти Попов завершил свою книгу, которую назвал просто — "К Шукшину". Рукопись Иван Петрович передал музею.

Похоронен в Сростках на скромном сельском кладбище, среди берёз.

"Дорогой мой! Получил твое письмо. Прочитал, перечитал. Задумался. Как ты мне нужен, дорогой брат мой! То ли я устал немножко, то ли повзрослел здорово - но я вдруг ощутил жгучую необходимость в родном брате, близком по родине, по крови, по духу человеке" - так писал Василий Макарович в одном из писем своему брату Попову Ивану Петровичу в 1959 году.

Переписка и большая дружба художников продолжалась до конца жизни Шукшина.

"Не мы так решаем, кто-то за нас распоряжается" - обронил как-то фразу В.М. Шукшин в статье "Вот моя деревня". Так уж случилось в жизни, что Иван Петрович родился 1 октября 1926 года, а Василий Макарович умер в ночь с 1 на 2 октября. Однако эта нить жизни, а теперь - памяти, связывала и связывает братьев.

В фондах музея В.М. Шукшина хранится около сотни работ художника. Большое количество в картинной галерее Новосибирска и других музеях России и за рубежом в частных собраниях Германии, Польши, Испании, США, Японии, и других стран.

"Никому, кроме искусства, до человека нет дела. А ведь люди должны быть добрыми, кто же научит их этому, кроме искусства" (Из письма Василия Шукшина Ивану Попову).


© 2017 «Gaponov Art». www.gaponovart.com