• Григорий Гапонов

Художник Михаил Шемякин.


Моя первая встреча с Михаилом Шемякиным состоялась в 2008 году на открытии его выставки в Новосибирском художественном музее. Тогда, будучи начинающим коллекционером, я приобрел две серии литографий знаменитого художника: «Чрево Парижа» и работы на тему песен Высоцкого.

12 сентября 2016 года, после презентации выставки «Каллиграфия и текст как образ в искусстве» в Городском центре изобразительных искусств, мы вновь встретились с автором этого проекта Михаилом Шемякиным на закрытом приеме, организованном ООО «Лига-Капитал». Поскольку помимо коллекционирования, я занимаюсь галерейным делом, то мне было интересно узнать мнение такого корифея, как Шемякин, о современном мировом и российском арт-рынках. Разговор, на мой взгляд, получился действительно интересным, поэтому постараюсь пересказать то, о чем говорил Михаил в процессе нашей беседы.

Михаил Шемякин – художник и скульптор, почётный доктор государственного гуманитарного университета (Москва),Европейской академии искусств (Франция) университета Сан-Франциско (США). Член Нью-Йоркской академии наук.

В 1971 году после многочисленных конфискаций фантасмагорических работ Шемякин был выслан из СССР. Мировое признание к художнику пришло в Париже, позже он принял американское гражданство. Сейчас живет во французской провинции. Возвращаться в Россию не планирует, хотя много здесь работает и считает, что его творчество является частью русской культуры. Художественный диапазон работ Михаила Шемякина достаточно широк: от рисунка до монументальной скульптуры, театра и кинематографа.

О мировом рынке современного искусства

В 1961 году итальянский художник Мандзони создал «произведение искусства» – собрал свои фекалии и законсервировал в 90 жестяных банках, написав на каждой из них на разных языках «100%-ое дерьмо художника». Сейчас эти банки продаются уже по 150 тысяч долларов и со временем только дорожают. И ведь далеко не глупые люди их покупают. Рынок современного искусства сегодня превратился в биржу, где вы можете оперировать пылесосами, баночками с какашками, чем угодно. Главное, вовремя сдать и получить прибыль. Покупатели эти предметы могут даже не ввозить в свои дома – для этого есть специальные склады. А через 2—3 года все эти предметы снова выставляются на продажу, и человек, ничего не делая, зарабатывает на разнице несколько миллионов долларов. Ни один банк не даст таких процентов! И еще человек покупает эту ерунду для того, чтобы попасть в так называемое высшее общество. Когда ты приходишь к нему в гости на Пятую авеню и видишь на стенах работы Энди Уорхола, Дэмиена Хёрста, то понимаешь: «Это 25 миллионов долларов, это 20 миллионов. Значит, этот человек очень богат».

Вот сейчас один из самых известных коллекционеров современного искусства в мире Чарльз Саатчи сдает в аренду такие работы. Если ты не в состоянии купить картину за 25 миллионов долларов, то можешь арендовать ее, например, за 300 тысяч в год. Ну, а гости будут думать, что это твоя собственность и, значит, ты богатый уважаемый человек, с тобой можно заключать серьезные сделки и давать крупные кредиты.

О художниках

Если раньше художника выбирали, то сейчас назначают: ты будешь дорогим художником, а ты не будешь. Мастерство и талант не имеют значение, главное условие – понравится, например, самому известному в мире арт-дилеру, крестному отцу художественной мафии Ларри Гагосяну. И еще это должен быть неизвестный начинающий художник, чьи работы пока еще ничего не стоят. Тогда арт-дилер сможет получить максимальную выгоду. Причем, он может как открыть художника, так и закрыть. Например, Чарльз Саачи (крупнейший коллекционер мира) одно время коллекционировал Джулиана Шнабеля, но в какой-то момент поссорился с ним. Гагосян просто продал работы Шнабеля, чтобы поддержать своего друга Саачи. Как только западный художественный мир узнал об этом, карьера художника рухнула.

О российском рынке искусства

Мы на семьдесят лет выпали из контекста мирового современного искусства. Наш рынок «детский» по сравнению, например, с Американским. И нам не нужно стараться создавать у себя тоже самое. Да это и невозможно у нас менталитет другой. Надо сохранить то, что у нас осталось в отличие от Европы, Америки – русскую академическую школу живописи. Я благодарен своим преподавателям, которые меня муштровали. Наши профессора были замечательными художниками, и тогда мы действительно были впереди планеты всей. Сейчас же многие российские художники думают, что если возьмут на вооружение модные западные течения, которые больше напоминают извращения, то сразу достигнут мировых стандартов. На деле получается убогое провинциальное подражание, жалкий писк, который пытаются выдать за глас современного искусства. Когда смотришь на поиски некоторых москвичей, которые не жили на Западе, а уж тем более так долго, как я, можно подумать, что перед тобой провинциальные американцы. К ним сложно относиться, как к русским живописцам. Н определенной группой искусствоведов это все пропагандируется как достижение современного искусства: кто-то, как Кулик, испражняется, мочится в галерее, другой прыгает голым. Это, конечно, пена, которая уже начала уходить.

Я твердо верю в какую-то особую предназначенность российских интеллектуалов.

Самую крупную революцию совершил русский авангард, из него вышло все современное западное искусство. К сожалению, наши художники часто забывают об этом, но им не помешало бы пользоваться своими источниками.

#МихаилШемякин

Просмотров: 145

© 2017 «Gaponov Art». www.gaponovart.com